Лаборатория функциональной биохимии мышц

Заведующий лабораторией — д.б.н. Владимир Петрович Нестеров

Лаборатория организована в 1956 г. проф. В.В. Оппелем, вначале как группа, а позднее, с 1961 г. группа была преобразована в «Лабораторию сравнительной биохимии мышечных белков» и с 1962 г. по 1975 г. заведующей Лабораторией была проф. Н.А. Вержбинская. Впоследствии тематика исследований была расширена и научное подразделение стало называться «Лаборатория функциональной биохимии мышц» (№18), которой с 1975 г. по  настоящее время руководит д.б.н. В.П. Нестеров.

Основные направления исследований, полученные результаты  и перспективы работы.

С момента реорганизации Лаборатории №18 в 1975 г. главным научным направлением  её работы явилось исследование биохимических основ сократительной функции мышц, сфокусированное на сравнительном изучении роли и механизмов участия наиболее распространенных в биосфере физиологически активных неорганических катионов — Na+, K+, Ca2+ и Mg2+, а также  свойств и особенностей функционирования клеточных катион-зависимых регуляторных и эффекторных структур в обеспечении запуска, регуляции и энергообеспечения мышечных сокращений.

Результаты исследований закономерностей и факторов распределения катионов в мышцах и концепция о механизме «INa-induсed Са2+-release from SR» в быстрых скелетных мышечных волокнах позвоночных, опубликованные в многочисленных научных журналах и доложенные на конференциях, привлекли к себе внимание мирового научного сообщества. В.П. Нестеровым по личным приглашениям Председателей оргкомитетов Международных конференций лауреатов Нобелевской премии Hugh Huxley и, позднее, Andrew Huxley, а также проф. George B. Frank эти материалы были успешно представлены в пленарных докладах ряда конференций (London, 1967; Hague, 1989; Banff, Canada, 1991). К сожалению, в начале 90-х исследования ионных механизмов мышечных сокращений были сильно сокращены. Для привлечения инвестиций коллектив Лаборатории вынужден был заняться разработкой новых направлений исследований и внедрением новых биомедицинских методик, в частности, для изучения мышечных структур сердечно-сосудистой системы (ССС) у человека in vivo.

Проект АПП-2

Сотрудниками Лаборатории был разработан (Патенты РФ на изобретения, 2006 и 2014 гг.) новый вариант метода дифференциальной сфигмографии – компьютерный способ артериальной пьезопульсометрии (АПП) для неинвазивного анализа функционального состояния ССС у человека. Интерес к АПП был усилен пониманием актуальности и социальной значимости создания новых способов и приборов для ранней диагностики состояния ССС у человека, поскольку заболевания CCC лидируют среди причин смертности в развитых странах мира, в том числе и в России.

Был создан в виде малогабаритной приставки к персональному компьютеру пьезопульсометр (АПП-2; усл. назв. – «Пьезопульсар) с двумя синхронно функционирующими аппланационными пьезокерамическими датчиками, которые регистрируют графики зависимости скорости изменения величины пульсового артериального давления крови (ПАД) от времени на разных этапах сердечного цикла в течение всего периода обследования. Графики  представляют каждый цикл сердечной деятельности в виде волнообразного контура с характерными перегибами и пересечениями с  нулевой линией. Это позволяет с наиболее высокой точностью, по сравнению с другими применяемыми пульсометрическими приборами, использующими другие датчики и алгоритмы расчетов,  анализировать амплитудно-временные параметры таких графиков на основе разработанных устойчивых компьютерных алгоритмов выделения расчетных точек (рис.1). В 2007 г. проект успешно прошел конкурс и в соответствии с Соглашением, заключенным с «Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере», был включен в программу «Старт-2007». На этом основании был заключен Госконтракт, согласно которому Фонд взял на себя обязательство финансировать работу в течение 3-х годовых этапов в части выполнения НИОКР для последующей коммерциализации пульсометра. В 2007-08 гг. 1-й годовой этап НИОКР был успешно выполнен, но не удалось найти соответствующего внебюджетного инвестора для перехода на 2-й годовой этап, что было одним из требований Фонда, и Госконтракт был аннулирован. В 2007-08 гг. разработчики дважды выигрывали гранты по Программе Президиума РАН «Поддержка инноваций и разработок». В 2008 г. данный проект был отобран как один из лучших и включен в пакет из 10 проектов УК «Центр-Инвест» (г. Москва), с которыми эта компания выиграла общероссийский конкурс «Российской венчурной компании» на инвестирование этих проектов. Однако разразившийся экономический кризис стал для разработчиков Лаборатории форс-мажорным обстоятельством, оставившим наш проект без выигранных инвестиций. Поэтому дальнейшая работа с 2009 г. над проектом проводилась инициативно в нерабочее время за счет собственных (личных) средств разработчиков и только с 2014 г. результаты работы над проектом АПП-2 стали входить в общий годовой отчет ИЭФБ РАН от Лаборатории № 18.

Опытный образец этого диагностического комплекса прошел клинические испытания в ФМИЦ им. В.А. Алмазова Минздрав РФ и в Клинической больнице РАН в СПб, которые подтвердили, что АПП-2 адекватно отражает функциональные свойства ССС и достоверно определяет количественные показатели кардиогемодинамики (КГД) и их отклонения, вызванные патологией ССС. С помощью этого метода, используя интегрирование по определенным площадям графиков кардиоциклов, оценивали широкий спектр показателей КГД, а также функциональное состояние и характер автономной  регуляции мышечных структур ССС (кардиомиоцитов и гладкомышечных клеток стенок артерий) вегетативной нервной системой (ВНС) у обследуемых пациентов. Результаты данной разработки были использованы в эксперименте «Пульс» на борту Международной космической станции (руководитель эксперимента –  проф. Р.М. Баевский, его заместитель – д.б.н. В.П. Нестеров) при обследовании ССС космонавтов. Данная разработка была представлена на стендах выставки  в Государственной Думе (2005 г.), I Международном форуме «От науки к бизнесу» (СПб, 2007 г.) и Международных выставках высокотехнологичных медицинских проектов, где в 2012 г. была награждена Дипломом I степени с вручением Золотой медали за лучший инновационный проект и лучшую научно-техническую разработку года в области медицины. К сожалению, «Пьезопульсар» из-за отсутствия финансовой поддержки не смог пока реализоваться в виде промышленного прибора. Широкий диапазон его диагностических возможностей, точность оценки показателей КГД и его доступность  по цене для бюджетных медицинских учреждений позволяют рассматривать его в качестве конкурентоспособного импортозамещающего прибора. (авторы – В.П. Нестеров, А.И. Бурдыгин и С.В. Нестеров)

Lab 18 pic 1

Описанные работы дополнялись исследованием свойств и особенностей функционирования клеточных катион-зависимых регуляторных и эффекторных структур, находящихся в нормальных и измененных условиях, например, при воздействии неблагоприятных факторов — старения организма, кислородной недостаточности (КН), токсических катионов (Tl+,Y3+, Pr3+) и др. Общим результатом действия таких факторов, например на кардиомиоциты, которые в последние годы стали основным объектом исследований, может быть развитие энергетической митохондриальной дисфункции кардиомиоцитов, приводящей к ослаблению их сократительной способности и развитию сердечной недостаточности (СН). Получены предварительные результаты, направленные на выявление молекулярных механизмов  возможного снижения негативных последствий этих воздействий, например, путем применения известных кардиопротекторов, а также нового пробиотичеcкого пpодукта. В последние годы основной задачей Лаборатории функциональной биохимии мышц является исследование роли и механизмов участия Na+, Ca2+ и других неорганических катионов, которые могут быть использованы и как химические инструменты при изучении процессов, обеспечивающих наиболее важные электрохимические мембранные транслокации катионов, а также внутриклеточную сигнализацию в сократительных клетках.

Кислородная недостаточность лежит в основе развития многих патологических состояний организма человека. Исследование функционального состояния ССС у человека в условиях острой экспериментальной гипоксии позволило сформулировать представление о функциональных механизмах, обеспечивающих адекватный гипоксическому воздействию характер центральной гемодинамики. Показано, например, что одной из важных компенсаторных реакций, предохраняющих интенсивно работающий миокард  от быстрого энергетического истощения в этих условиях, является сохранение и поддержание высокого относительного уровня парасимпатической регуляции со стороны ВНС, уменьшающего ударный объем сердца и сдерживающего учащение сердечного ритма. Для дальнейшего развития этого направления была осуществлена стажировка в ПЭТ-центре г. Турку в Финляндии. Знания и опыт, накопленные в ходе совместных с финскими коллегами исследований, позволили С.В. Нестерову в последние годы создать и организовать выполнение нескольких международных научных проектов (например, «RUBY-10», «AQUA-5», «AMMO-11» и др.), объединивших специалистов из 13 ПЭТ-центров 11 стран (Финляндии, России, Германии, Италии, Франции, Японии, Швейцарии и др.). Осуществлялась совместная разработка единого глобального стандарта ПЭТ-анализа для улучшения клинической неинвазивной оценки состояния кровотока и метаболизма кислорода в миокарде у лиц с симптоматикой ишемической болезни сердца (ИБС). Это позволило обеспечить наиболее высокую на сегодня воспроизводимость результатов ПЭТ-анализа, проводимого в разных странах. (отв. исполнитель – С.В. Нестеров)

Известно, что основной причиной энергетической дисфункции митохондрий (М) миокарда при ишемии и последующей его реперфузии при выполнении операций на сердце является перегрузка кардиомиоцитов и М ионами Ca2+. Учитывая это был исследован мало изученный механизм действия кардиопротекторов  диазоксида (DA) и пинацидила (PIN) — селективного и неселективного модуляторов митохондриальных KАТФ— каналов, а также ионов Ca2+ на изолированные М сердца крысы. Полученные результаты позволили сделать заключение, что эффект фармакологического прекондиционирования миокарда, индуцируемый DA и PIN, обусловлен их непосредственным влиянием на М и связан со стимуляцией этими агентами ионной проницаемости внутренней мембраны (ВМ) митохондрий. Это, в свою очередь, может снижать электрохимический потенциал на ВМ и тем самым препятствовать кальциевой перегрузке М после ишемии/реперфузии. (отв. исполнитель – С.М. Коротков)

Lab 18 рис Коротков Соболь

На основании анализа результатов исследований, выполненных в Лаборатории, и данных литературы сделано заключение о принципиальном сходстве организации систем передачи информации с клеточной поверхности на внутриклеточные эффекторы у всех изученных живых организмов, начиная от простейших одноклеточных  до высших позвоночных. Это позволяет более уверенно утверждать о возможности эволюционного развития различных систем передачи внешних пусковых и регуляторных сигналов в эукариотических клетках Metazoa из единой интегральной Са2+-зависимой сигнальной системы, впервые появившейся еще у прокариот. (отв. исполнитель – И.В. Шемарова).

В последние годы установлено, что многие острые и хронические заболевания ССС, такие как атеросклероз, ИБС, хроническая СН, инфаркт миокарда связаны с изменением микробиоты. Впервые в мире в нашей лаборатории исследуется влияние микробиоты на клетки ССС, на рецепторные механизмы внутриклеточной сигнализации. Для уcиления теpапевтичеcкого эффекта феpментиpованныx пpодуктов нами cоздан новый пpобиотичеcкий пpодукт (ПП) c повышенным cодеpжанием метаболитов лактобактеpий (patent Canada, 2012). Изучается возможность использования ПП в качестве нетоксичного кардиопротектора для пpофилактики cеpдечно-cоcудиcтыx заболеваний.   (отв. исполнитель — К.В. Соболь)

Проведена оценка влияния травматизирующей физической нагрузки высокого (предельного) уровня на мышечную ткань и клинико-биохимические показатели у человека. Установлено, что подобная нагрузка приводит к физическому повреждению участков мышечной ткани, что сопровождается значительным изменением мышечных электромиографических показателей и выраженной болевой симптоматикой. Результаты исследования важны для разработки качественной восстановительной медицины. (отв. исполнитель – А.Р. Шумаков)

В 2013 г. И.В. Шемаровой была защищена диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук на тему «Сенсорные системы инфузорий Tetrahymena pyriformis в биотестировании экотоксикантов и биологически активных веществ (по специальности 03.01.06 – биотехнология (в том числе бионанотехнологии).

Книги и  главы в монографиях

  1. И.В. Шемарова «Внутриклеточная сигнализация у низших эукариот», Lambert Academic Publishing. 578 c.; 2013.
  2. Соболь К.В. Микрофлора и сердечно-сосудистая система в норме и при патологии. Lambert Academic Publishing, c. 132. 2014
  3. И.В. Шемарова и В.П. Нестеров «Эволюция механизмов кальциевой сигнализации», Lambert Academic Publishing, 191 c., 2015.
  4. Шемарова И.В. Взаимодействие спорозойных паразитов с клеткой хозяина // LAB Lambert Acad. Publ. 2016: -100 с.
  5. Korotkov S.M. (2013). Thallium, Effects on Mitochondria. In: Kretsinger RH, Uversky VN, Permyakov EA (eds). Encyclopedia of Metalloproteins. Springer, New York, pp. 2193-2202.
  6. 6. Коротков С. М. Биологические механизмы влияния таллия на митохондрии // «Вопросы современной науки». Сб. научных трудов. Том 2. Под ред. Н.Р. Красовской. – М. Интернаука. 2015. С. 7-28, ISBN 978-5-9907658-3-2.

Иностранные статьи

  1. Belyaeva E.A., Korotkov S.M., Saris N.E. In vitro modulation of heavy metal-induced rat liver mitochondria dysfunction: A comparison of copper and mercury with cadmium. // Trace Elem. Med. Biol. (2011) 25 (Suppl. 1): S63-S73.
  2. Korotkov S.M., Saris N.E. Influence of Tl+ on Mitochondrial Permeability Transition Pore in Ca2+-loaded Rat Liver Mitochondria. // J. Bioenerg. Biomembr. (2011) 43(2) 149-162.
  3. Hirvonen J, Virtanen KA, Nummenmaa L, Hannukainen JC, Honka MJ, Bucci M, Nesterov SV, Parkkola R, Rinne J, Iozzo P, Nuutila P. Effects of insulin on brain glucose metabolism in impaired glucose tolerance. // Diabetes. (2011) 60(2) 443-7.
  4. Mäki MT, Koskenvuo JW, Ukkonen H, Saraste A, Tuunanen H, Pietilä M, Nesterov SV, Aalto V, Airaksinen KE, Pärkkä JP, Lautamäki R, Kervinen K, Miettinen JA, Mäkikallio TH, Niemelä M, Säily M, Koistinen P, Savolainen ER, Ylitalo K, Huikuri HV, Knuuti J. Cardiac Function, Perfusion, Metabolism, and Innervation following Autologous Stem Cell Therapy for Acute ST-Elevation Myocardial Infarction. A FINCELL-INSIGHT Sub-Study with PET and MRI. // Front Physiol. (2012) 30 3:6.
  5. Saraste A, Kajander S, Han C, Nesterov SV, Knuuti J. PET: Is myocardial flow quantification a clinical reality? // J Nucl Cardiol. (2012) 19(5) 1044-59.
  6. Heinonen I, Nesterov SV, Kemppainen J, Fujimoto T, Knuuti J, Kalliokoski KK. Increasing exercise intensity reduces heterogeneity of glucose uptake in human skeletal muscles. // PLoS One. (2012) 7(12) e52191.
  7. Sobol CV, Sobol YuTs. Composition and method to produce and use fermented hydrolyzed product of microbial metabolism. Patent Canada, 2,484,639,
  8. Korotkov S.M., Nesterov V.P., Brailovskaya I.V., Furaev V.V., Novozhilov A.V. Tl+ induces both cationic and transition pore permeability in the inner membrane of rat heart mitochondria. // J. Bioenerg. Biomembr. (2013) 45(6) 531-539.
  9. Harms HJ, Nesterov SV, Han C, Danad I, Leonora R, Raijmakers PG, Lammertsma AA, Knuuti J, Knaapen P. Comparison of clinical non-commercial tools for automated quantification of myocardial blood flow using oxygen-15-labelled water PET/CT. // Eur Heart J Cardiovasc Imaging. (2014) 15(4) 431-41.
  10. Nesterov SV, Deshayes E, Sciagrà R, Settimo L, Declerck JM, Pan XB, Yoshinaga K, Katoh C, Slomka PJ, Germano G, Han C, Aalto V, Alessio AM, Ficaro EP, Lee BC, Nekolla SG, Gwet KL, deKemp RA, Klein R, Dickson J, Case JA, Bateman T, Prior JO, Knuuti JM. Quantification of myocardial blood flow in absolute terms using (82)Rb PET imaging: the RUBY-10 Study. // JACC Cardiovasc Imaging. (2014) 7(11) 119-27.
  11. Korotkov S.M., Brailovskaya I.V., Kormilitsyn B.N., Furaev V.V. Tl+ showed negligible interaction with inner membrane sulfhydryl groups of rat liver mitochondria, but formed complexes with matrix proteins. // J. Biochem. Mol. Toxicol. (2014) 28(4):149-156.
  12. Belyaeva EA, Emelyanova LV, Korotkov SM, Brailovskaya IV, Savina MV. On the Mechanism(s) of Membrane Permeability Transition in Liver Mitochondria of Lamprey, Lampetra fluviatilis L. Insights from Cadmium. // Biomed Res. Int. (2014) 2014(691724):1-14.
  13. Sobol C.V. How Microbiome Impact on the Cardiovascular System. Journal of Clinical Trials in Cardiology, 1(1), 1-4, 2014.
  14. Korotkov S.M., Konovalova S., Emelyanova L., Brailovskaya I. Y3+, La3+, and some bivalent metals inhibited the opening of the Tl+-induced permeability transition pore in Ca2+-loaded rat liver mitochondria. // J. Inorg. Biochem. (2014) 141(1) 1-9.
  15. Korotkov S.M., Brailovskaya I.V., Shumakov A.R., Emelyanova L.V. Closure of mitochondrial potassium channels favors opening of the Tl+-induced permeability transition pore in Ca2+-loaded rat liver mitochondria. // J. Bioenerg. Biomembr. (2015) 47(3):243-254.
  16. Korotkov S.M., Emelyanova L.V., Konovalova S.A., Brailovskaya I.V. Tl+ induces the permeability transition pore in Ca2+-loaded rat liver mitochondria energized by glutamate and m // Toxicology in Vitro (2015) 29(5):1034-1041.
  17. Korotkov S.M., Konovalova S.A., Brailovskaya I.V. Diamide accelerates opening of the Tl+-induced permeability transition pore in Ca2+-loaded rat liver mitochondria. // Biochim. Biophys. Res. Commun. (2015) 468(1-2):360-364.
  18. Minigalin AD, Shumakov AR, Novozhilov AV, Samsonova AV, Kosmina EA, Kalinski MI, , Kubasov IV, Morozov VI. Effect of exhaustive weightlifting exercise on the maximal isometric force, electromyogram parameters, muscle pain, and biochemical markers of muscle damage // Human Physiology 41(1): 75-82, (2015).
  19. Nesterov SV, Turta O, Han C, Mäki M, Lisinen I, Tuunanen H, Knuuti J. C-11 acetate has excellent reproducibility for quantification of myocardial oxidative metabolism. Eur Heart J Cardiovasc Imaging. (2015) 16(5) 500-6.
  20. Sobol С.V.Antineoplastic and antimutagenic effects of a new probiotic product at the cellular level and in rats with transplanted fast-growing pliss’ lymphosarcoma. International Journal of Probiotics and Prebiotics 10(4):133-144, 2015.
  21. Korotkov S.M., Konovalova A., Brailovskaya I.V., Saris N.E.L. To involvement the conformation of the adenine nucleotide translocase in opening the Tl+-induced permeability transition pore in Ca2+-loaded rat liver mitochondria. // Toxicology in Vitro (2016) 32: 320-332.
  22. Korotkov S.M. Data supporting the involvement the conformation of the adenine nucleotide translocase in opening the Tl+-induced permeability transition pore in Ca2+-loaded rat liver mitochondria. // Data in Brief (2016) 7, 620-629.
  23. Legallois D, Belin A, Nesterov SV, Milliez P, Parienti JJ, Knuuti J, Abbas A, Tirel O, Agostini D, Manrique A. Cardiac rehabilitation improves coronary endothelial function in patients with heart failure due to dilated cardiomyopathy: A positron emission tomography study. // Eur J Prev Cardiol. (2016) 23(2) 129-36.
  24. Sobol C.V., Belostotskaya G.B., Nesterov V.P., Korotkov S.M. Thallium induces an increase in intracellular calcium of rat neonatal cardiac myocytes and reduces the force of cardiac contractions. Biological motility. 12-14 May 2016. Pushino, pp226-228. (ст. в сборнике).
  25. Korotkov S.M., Sobol C.V., Shemarova I.V., Shumakov AR., Furaev V.V., Nesterov V.P. The study of blocking effects of Pr3+ and La3+ on calcium-dependent processes in rat heart mitochondria and frog cardiac muscle. Biological motility. 12-14 May 2016. Pushino, pp. 111-114. (ст. в сборнике).

Статьи в отечественных журналах

  1. Нестеров В.П., Бурдыгин А.И., Нестеров С.В. Пульсометрическая экспресс-диагностика функционального состояния сердечно-сосудистой системы человека // Инфоматизация и связь. 2011. Т. 1. С. 69-74.
  2. Шемарова И.В., Коротков С.М., Нестеров В.П. Влияние окислительных процессов в митохондриях на сократимость сердечной мышцы. Эффекты кадмия. // ЖЭБФ (2011) 47(4) 306-310.
  3. Минигалин А.Д., Шумаков А.Р., Баранова Т.И., Данилова М.А., Калинский М.И., Морозов В.И. Срочные и отдаленные биохимические и физиологические эффекты предель ной силовой нагрузки. // Физиол. человека. (2011) 37(2):86-91.
  4. Соболь К.В., Белостоцкая Г.Б., Нестеров В.П. Влияние пробиотиков и продуктов их метаболизма на клетки сердечно-сосудистой системы in vitro. ДАН, 2011, том 436, № 3, с. 422–426
  5. Соболь К.В., Коротков С.М. Влияние продуктов метаболизма пробиотических бактерий на энергетику митохондрий и кальциевый сигнал кардиомиоцитов крысы. В сборнике Международной конференции “Рецепторы и внутриклеточная сигнализация” 24-26 мая 2011, Пущино, с. 544-548. (ст. в сборнике).
  6. Соболь К.В. Lactobacilli и внутриклеточный кальций в клетках сердца и гладких мышц сосуда крысы. В сборнике Международной конференции “Рецепторы и внутриклеточная сигнализация” 24-26 мая 2011, Пущино, с. 142-146. (ст. в сборнике).
  7. Соболь К.В., Белостоцкая Г.Б. Кальциевый сигнал в нейронах головного мозга крысы, вызванный продуктом симбионтной микрофлоры; вовлечение рианодиновых рецепторов и протеин киназы С. В сборнике Международной конференции “Рецепторы и внутриклеточная сигнализация” 24-26 мая 2011, Пущино, с. 146-150. (ст. в сборнике).
  8. Гудимов А.В., Бурдыгин А.И., Нестеров В.П., Митрофанов В.Ф. Приборный комплекс для непрерывной регистрации и измерения двигательной активности двустворчатых моллюсков // Бюллетень «Изобретения. Полезные модели». 2012. № 16, С. 1-8.
  9. Шемарова И.В., Селиванова Г.В., Власова Т.Д. Влияние активатора и ингибиторов Са2+-каналов на пролиферативную активность инфузорий Tetrahymena Pyriformis // Онтогенез. 2012. Т. 43. № 4. С. 278-282.
  10. Коротков С.М., Емельянова Л.В., Брайловская И.В., Нестеров В.П. Действие пинацидила и кальция на изолированные митохондрии сердца крысы. // ДАН (2012) 443(5) 632-636.
  11. Соболь К.В., Коротков С.М., Белостоцкая Г.Б., Нестеров В.П. Влияние пробиотиков и пробиотического продукта на энергетику митохондрий и динамику кальциевого сигнала в клетках сердечно-сосудистой системы. // Биол. Мембраны (2013) 30(1) 21–29.
  12. Шемарова И.В., Коротков С.М., Нестеров В.П. Действие La3+ на системы обеспечения сократимости миокарда позвоночных. // ЖЭБФ (2013) 49(4) 285-289.
  13. Шемарова И.В., Нестеров В.П. Эволюция механизмов Са2+-сигнализации. Роль С2+ в регуляции специализированных клеточных функций // Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2013. Т. 49. № 1. С. 3-14.
  14. Шемарова И.В., Нестеров В.П. Эволюция механизмов Са 2+-сигнализации. Роль Са2+ в регуляции специализированных функций кардиомиоцитов при хронических заболеваниях сердца // Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2014. Т. 50. № 6. С. 420-427.
  15. Шемарова И.В., Нестеров В.П. Cа2+-сигнализация у прокариот // Микробиология. 2014. Т. 83. № 5. С. 511-518.
  16. Шемарова И.В., Соболь К.В., Коротков С.М., Нестеров В.П. Действие иттрия на кальций-зависимые процессы в миокарде позвоночных. // ЖЭБФ (2014) 50(3) 196-200.
  17. Нестеров В.П., Бурдыгин А.И., Конради А.О., Нестеров С.В. Способ определения скорости распространения пульсовой волны артериального давления крови и устройство для его осуществления // Бюллетень «Изобретения. Полезные модели». 2014. №10, С. 1-13. УДК 347.77.
  18. Cоболь К.В., Коpотков C.М., Неcтеpов В.П. Инотропное действие нового пробиотического продукта на сокращение миокарда. Сравнение с эффектами диазоксида. // Биофизика (2014) 59(5) 959-966.
  19. Шемарова И.В., Коротков С.М., Нестеров В.П. К вопросу о механизме отрицательного инотропного действия ионов Li+ на миокард позвоночных животных. // ЖЭБФ (2015) 51(3) 181-186.
  20. Шемарова И.В., Коротков С.М., Нестеров В.П. Механизмы действия Li+ на миокард позвоночных животных // Журнал эволюционной биохимии и физиологии. 2015. Т. 51. № 3. С. 181-186.
  21. Соболь К.В., Белостоцкая Г.Б. Ферментированный продукт лактобактерий индуцирует изменение динамики внутриклеточного кальция в нейронах головного мозга крысы. Биологические мембраны, 2015, том 32, № 5–6, с. 399–408
  22. Соболь К.В., Гапанович С.О. тела нервных клеток в корешках спинного мозга лягушки. ДАН, 2015, том 461, № 4, с. 489–493
  23. Нестеров В.П., Баллюзек М.Ф., Конради А.О., Бурдыгин А.И., Коротков С.М., Шемарова И.В., Цыгвинцев С.Н., Нестеров С.В. Осложненная инсультом кардиогемодинамика в пожилом возрасте // Успехи геронтологии. 2016. Т. 29. № 1. С. 107-115.
  24. Коротков С.М., Соболь К.В., Шемарова И.В., Фураев В.В., Нестеров В.П. Сравнительное изучение действия Y3+ на кальций-зависимые процессы в сердечной мышце лягушки и в митохондриях кардиомиоцитов крысы // ЖЭБФ (2016) 52(3) 177-183.
  25. Нестеров В.П., Соболь К.В. Влияние микрофлоры на сердечно-сосудистую систему. Биология и фундаментальная медицина. 14-15 апреля, С-Петербург, 2016, с . 224-228. (ст. в сборнике).
Нестеров Владимир Петрович д.б.н.

заведующий лабораторией

nesterov@iephb.ru(812) 294-37-77
Коротков Сергей Михайлович к.б.н.

ведущий научный сотрудник

Шемарова Ирина Владимировна д.б.н.

ведущий научный сотрудник

Соболь Константин Владимирович к.б.н.

старший научный сотрудник

Нестеров Сергей Владимирович к.м.н.

старший научный сотрудник

Бурдыгин Антон Игоревич

ведущий инженер-программист