Лаборатория сравнительной физиологии сенсорных систем

Заведующий лабораторией – к.б.н. Александр Николаевич Князев


Г.В. Гершуни (1905-1992)

 

 Прошлое. Лаборатория сравнительной физиологии сенсорных систем ведет свою историю с 1936 г., когда чл.-корр. АН СССР Г.В. Гершуни (1905–1992) организовал в Институте физиологии им. И.П. Павлова АН СССР (ИФ АНСССР) лабораторию физиологии органов чувств (в настоящее время группа физиологии слуха). В 1966 году в Институте эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова АН СССР (ИЭФБ АН СССР) «в порядке творческого содружества» он организовал «дочернюю» группу сравнительной физиологии органов чувств. Она была выделена из состава лаборатории эволюционной физиологии органов чувств и нейронов (зав. лаб. д.м.н., член-корр. АН СССР А.И. Шаповалов) и занималась изучением акустической коммуникации беспозвоночных. В 1971 г. эта группа была преобразована в лабораторию сравнительной физиологии органов чувств. В составе новой лаборатории Г.В. Гершуни объединил два коллектива сотрудников: часть лаборатории физиологии органов чувств ИФ АН СССР (объекты – позвоночные и человек) и группу сравнительной физиологии органов чувств ИЭФБ АН СССР (объекты – насекомые). Это дало возможность сохранить и объединить традиции и подходы к исследованию органов чувств, сложившиеся при академиках И.П. Павлове и Л.А. Орбели, а также существенно расширить сравнительно-физиологическое и эволюционное направления.

Новая лаборатория была создана с целью изучения фундаментальных механизмов и эволюции биокоммуникации. Исследования проводились в трех направлениях. Во-первых, изучали свойства звуковой среды, образуемой звукоизлучением определенных биогенных и абиогенных источников. Анализировали биоакустические сигналы различных групп животных (приматы, грызуны, насекомые). Второй аспект исследовательской работы состоял в изучении распознавания животными и человеком сложных звуков – биоакустических сигналов или их акустических моделей. Для этой цели были разработаны и применялись поведенческие, психофизиологические и электрофизиологические методы оценки, а также специальные методы компьютерного анализа и моделирования сложных звуков. Кроме того, проводилось морфофизиологическое изучение нейронных структур и механизмов, обеспечивающих опознание биологически важных параметров звуковых сигналов. Третье направление исследований было связано с изучением возможностей введения информации человеку и животным по различным сенсорным каналам с помощью фокусированного ультразвука. Данные, полученные в этих исследованиях, использовались при изучении эволюции функций рецепторных систем. Результаты этой работы, выполненной совместно с Акустическим институтом АН СССР и ЛОР НИИ МЗ РСФСР, позволили разработать новые подходы к диагностике заболеваний слуховой системы и поставить вопрос об ультразвуковом слухопротезировании.

Руководители научных коллективов, составивших современную лабораторию

Вартянян И.А Воскресенская АК и Свидерский ВЛ Горелкин ВС Князев А.Н. Попов АВ

И.А. Вартанян

А.К. Воскресенская
и В.Л. Свидерский

В.С. Горелкин

А.Н. Князев

А.В. Попов

C 1986 по 2002 год –– в годы перестройки, лабораторию возглавляла д.б.н., профессор И.А. Вартанян. В этот период И.А. Вартанян удалось сохранить уникальный коллектив сотрудников, продолжить и развить научное направление, которое основал ее учитель, организатор и первый заведующий лабораторией Г.В. Гершуни. В 1997 г. в лаборатории были возобновлены исследования коммуникации насекомых. В её состав вошла группа по изучению онтогенеза поведения насекомых ИЭФБ РАН, организованная в 1993 г. А.Н. Князевым. В это же время с приходом Н.Н. Шестаковой в лаборатории родилось новое направление исследований. С использованием компьютерного моделирования совместно с медиками было начато сравнительное изучение конформационных структур ряда молекул антидепрессантов, антиконвульсантов и антигистаминных препаратов для разработки с последующей клинической проверкой структурных критериев отбора наиболее эффективных лекарственных форм.

С 2003 г. лабораторию возглавляет А.Н. Князев – последний аспирант Г.В. Гершуни. В этом же году в состав лаборатории сравнительной физиологии сенсорных систем вошла группа иммунологов из Санкт-Петербургского государственного университета – сотрудников кафедры цитологии и гистологии биолого-почвенного факультета в составе А.М. Горбушина и Н.В. Яковлевой.

В 2009 г. в состав лаборатории были зачислены сотрудники лаборатории нейроэтологии насекомых ИЭФБ РАН, организованной в 1991 г. А.В. Поповым (1939–2009). Научным руководителем А.В. Попова тоже был Г.В. Гершуни. И, наконец, в 2015 году лаборатория сравнительной физиологии сенсорных систем пополнилась сотрудниками лаборатории нейрофизиологии беспозвоночных, организованной в 1939 г. в Колтушах ученицей А.А. Ухтомского и Л.А. Орбели профессором А.К. Воскресенской (1904–1967), которая с 1959 г. продолжила работу в ИЭФБ АН СССР. С 1967 по 1913 г. после гибели А.К. Воскресенской этой лабораторией руководил её ученик академик В.Л. Свидерский (1931–2013), а с 2013 по 2015 г. ученик В.Л. Свидерского В.С. Горелкин [1].
Вся лаборатория январь 2015

      Сотрудники лаборатории 14 января 2015 года.

Первый ряд (сидят) слева направо – Е.М. Ружейникова (сотрудник инсектария ЭБК), А.И. Смирнова, И.А. Вартанян, А.Н. Князев, Н.Н. Шестакова, Д.А. Белинская, Е.М. Цирульников, Е.С. Малинина; второй ряд (стоят) – А.М. Хесин, А.М. Горбушин, И.Г. Андреева, А.П. Гвоздева, Е.Е. Щеканов, Г.Д. Хорунжий, А.Г. Акимов, М.А. Егорова, Ю.М. Бочина; третий ряд – Ю.А. Баулин, А.В. Бахтина, А.М. Луничкин, М.К. Жемчужников.

 

Настоящее и будущее. В настоящее время лаборатория объединяет последователей трех крупнейших Российских физиологических школ: А.А. Ухтомского, И.П. Павлова и Л.А. Орбели. Общая тема исследований: «Механизмы восприятия биологически значимых сигналов у человека и животных». В рамках общей темы продолжаются исследования, как в традиционных, так и в новых направлениях. Однако, в отличие от предыдущего периода развития лаборатории, эти направления в настоящее время разрабатываются в рамках комплексного сравнительного изучения функционирования трех интегративных систем — нервной, эндокринной и иммунной. Исследования проводятся на молекулярном, системном уровне и на уровне целостного организма человека, позвоночных и беспозвоночных животных. Используются адекватные для каждого уровня и объекта методы, включая методы биоакустики, этологии, электро- и психофизиологии, функциональной морфологии, иммунологии, микрохирургии, микроимплантации, сравнительного теоретического анализа и математического моделирования. Такой мультидисциплинарный подход обеспечивает сопоставимость результатов разноуровневых исследований живых систем и позволяет в сравнительном и эволюционном плане изучать фундаментальные закономерности и механизмы восприятия биологически значимых сигналов и коммуникационного поведения, в том числе механизмы локомоции, в животном мире, включая человека.

Общие цели и задачи теоретических (фундаментальных) исследований можно сформулировать следующим образом: изучение механизмов сочетанного функционирования важнейших интегративных систем животных и человека – нервной, нейро-эндокринной, эндокринной и иммунной; механизмов взаимодействия сенсорных систем в моно- и полимодальных комплексах на организменном, системном и молекулярном уровнях; механизмов влияния интегративных систем на деятельность сенсорных систем и их комплексов. С точки зрения практики наши исследования находят применение в медицине, педагогике, сельском и городском хозяйстве, в области миниробототехники.

Для решения поставленных задач и для достижения заявленных целей работа в рамках общей темы сконцентрирована на трех основных направлениях: нейрофизиологические механизмы слухового и соматосенсорного восприятия у человека и животных (человек и модели – грызуны, насекомые); нейрофизиологические, эндокринные и нейро-эндокринные механизмы обеспечения адекватного поведения и локомоции в онтогенезе, взаимодействие сенсорных систем (человек и модель – насекомые); иммунобиологические механизмы взаимодействия паразита и хозяина (модель – система «трематоды–моллюски»).

НАИБОЛЕЕ СУЩЕСТВЕННЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ [2].

Нейрофизиологические механизмы слухового и соматосенсорного восприятия у человека и животных [3].

Слуховая адаптация к движению. Лаборатория располагает уникальной звукоизолированной анэхоидной камерой (62.5 м3). С середины 1990-х годов в этой камере группой сотрудников проводились исследования слуховых механизмов ориентации в пространстве и помехоустойчивости обработки пространственной информации в рамках программы «Наука-НАСА». В последние годы с привлечением студентов Политехнического университета выполняется работа по изучение слуховой адаптации к движению, которая имеет важное приспособительное значение для ориентации организма в пространстве. Явление последействия движения характерно для всех сенсорных систем, участвующих в ориентации в пространстве, и отражает функциональную перестройку сенсорного анализа при движении организма. Понимание этих процессов имеет принципиальное значение для создания виртуальной сенсорной среды.

lab13 pic4_2

Психофизиологический эксперимент в большой звукоизолированной анэхоидной камере. А.П. Гвоздева. Большая 62.5 м3 звукоизолированная
анэхоидная камера.
Подготовка к регистрации электрической активности одиночных нейронов коры головного мозга домовой мыши Mus musculus в средней звукоизолированной анэхоидной камере. Г.Д. Хорунжий.

 

Исследовано межсенсорное взаимодействие вестибулярной, проприоцептивной и слуховой систем человека, которое проявлялось при слуховой адаптации к движению в изменениях вертикальной позы после звуковой стимуляции. У испытуемых центр давления смещается вдоль сагиттальной оси в соответствии с ритмом стимуляции. Показано, что выраженность позного ответа и последействия, проявлявшегося в смещении центра давления в течение порядка 20 с, является индивидуальной характеристикой.

Изучение механизмов восприятия приближения и удаления звукового образа человеком. При исследовании анализа моделей приближения и удаления звукового образа человеком выявлено, что восприятие направления движущегося в ближней и/или дальней области пространства звукового источника основано на тех же признаках движения, что и локализация неподвижных источников звука. Экспериментально доказано участие высокочастотного бинаурального механизма слуха в оценке расстояния до источника звука в ближней области пространства. Выявлена высокая помехоустойчивость слухового анализа радиального движения звукового образа, которая проявлялась в стабильности психофизических шкал радиального движения на фоне шума разных уровней интенсивности, в постоянстве временных характеристик восприятия вплоть до уровня шумов, близкого к порогу полной маскировки.

Нейрофизиологический анализ механизмов спектральной обработки акустических сигналов центральными нейронами слуховой системы млекопитающих. Впервые проведено нейрофизиологическое и морфо-функциональное картирование слуховых нейронов среднего мозга и слуховой коры, исследованы особенности их частотной фильтрации. Анализ полученных морфо-функциональных карт локализации нейронов с различными типами ответа на звук и разными рецептивными полями выявил упорядоченность их распределения в изочастотной плоскости центрального ядра заднего холма. Показано, что на уровне слухового центра среднего мозга реализуются предпосылки психофизического феномена критических полос, лежащего в основе частотного разрешения слуховой системы. Обоснована фундаментальная роль торможения как нейронного механизма регуляции ширины критических полос. Предложена модель центрального кодирования свойств критических полос, основанная на анализе данных о функциональной упорядоченности различных групп нейронов при обеспечении частотно-избирательных свойств слуховой системы.

Исследование нейрофизиологических механизмов формирования избирательности к спектральным локализационно значимым изменениям в звуковых сигналах на модели центральных слуховых нейронов мыши и в психофизическом эксперименте на человеке. Впервые систематически исследованы особенности импульсных реакций нейронов заднего холма и слуховой коры на сигналы шума с изменениями в спектре, связанными с локализацией неподвижного и движущегося источника звука. На модели центральных слуховых нейронов домовой мыши изучены нейрофизиологические механизмы формирования избирательности к спектральным локализационно-значимым изменениям в звуковых сигналах. Обоснована гипотеза спектральной контрастной локализационной чувствительности, в основе которой лежит усиление контроля тормозных входов нейронов над возбудительной областью ответа и их способность к растормаживанию. Показано, что локализационная спектральная чувствительность окончательно формируется на уровне заднего холма и сохраняется в восходящем слуховом пути до уровня тонотопически организованных слуховых полей коры.

Исследованы способности слабовидящих и незрячих подростков к описанию пространственных характеристик внешних объектов с опорой на тактильную чувствительность. Показано, что несмотря на более высокие тактильные пороги при патологии зрения восприятие и описание внешних объектов незрячими, слабовидящими и нормально видящими подростками сходны, что свидетельствует о едином направлении психического развития детей с сенсорной патологией и без таковой.

Большое внимание по-прежнему уделяется сотрудничеству с медиками, внедрению ре-зультатов теоретических исследований лаборатории в лечебную практику.

Методом сравнительного теоретического анализа конформационных структур ряда молекул антидепрессантов, антиконвульсантов и нейролептиков разработан и клинически проверен структурный критерий отбора эффективных препаратов для управления синдромами нейропатической боли и зуда у больных хронической почечной недостаточностью (Шестакова Н.Н. совместно с сотрудниками Государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова, Патент №2266538). Показано, что для управления этими синдромами эффективны препараты, потенциал- и магний-зависимо блокирующие NMDA рецепторы по «механизму ловушки», имеющие в своей структуре V-образную ароматическую группировку. Спрогнозирована и клинически подтверждена противозудная эффективность антидепрессантов миансерина, тианептина, атомокситина и нейролептика хлорпротексена. Созданы и приняты к клиническому использованию комплексные терапии для лечения указанных синдромов.

Модель V1 gruppa-effectivnyh
  Группа эффективных препаратов (слева направо): миансерин, амитриптилин,
дезипрамин, хлорпротексен.
Модель V2 Группа неэффективных
Модель молекулы препарата с V-образной ароматической группировкой Группа неэффективных препаратов (слева направо): циталопрам, флуокситин, депакин.

 

Противоболевая и противозудная эффективность препаратов, отобранных на основании наличия в их структуре V-образной ароматической группировки, состоящей из системы двух взаимоцентрированных ароматических колец, плоскости которых расположены под углом 120 град.

Е.М. Цирульников

Соматическая чувствительность. В исследованиях с помощью фокусированного ультразвука выделены пять разновидностей кожной боли и тем самым завершена предложенная ранее классификация соматической чувствительности. Разработана и применяется в исследованиях методика получения мономодальных кожных ощущений и связанных с ними мозговых потенциалов. Завершены научные исследования и технические разработки по транскраниальной электростимуляции, результаты которых используются в практике реабилитации при ограничении возможностей по слуху (Цирульников Е.М. совместно с сотрудниками ИФ РАН, Премия Правительства Российской Федерации от 02.03.2005 г. в области науки и техники за научную разработку метода и аппаратуры для транскраниальной электростимуляции защитных механизмов мозга и их внедрение в мировую лечебную практику).

Нейрофизиологические, эндокринные и нейро-эндокринные механизмы обеспечения адекватного поведения и локомоции в онтогенезе, взаимодействие сенсорных систем (человек и модель – насекомые) [4]

Комплекс этих исследований нацелен на изучение основных звеньев биокоммуникации: источника биологически значимого сигнала, биологических (смысловых) и физических характеристик сигнала, характеристик среды распространения сигнала (выделение полезного сигнала), механизмов функционирования сенсорных систем – приемников сигнала, механизмов переработки полученной информации (центральных и периферических), морфофункциональной организации нервно-мышечного аппарата, центральных и периферических механизмов обеспечения двигательного поведения и, наконец, механизмов реализации коммуникационного и других форм адаптивного поведения модельных объектов – насекомых. Исследования проводятся как в полевых, так и в лабораторных условиях на здоровых животных разного пола и возраста, на животных с экспериментальной патологией (сенсорной, нейроэндокринной, генетической) и находящихся в состоянии стресса.

 #Линейная схема

Линейная схема основных звеньев акустической коммуникации сверчков.
Слева источник сигнала (поющий самец), справа – приемник (самка).

Изучение характеристик «пения» самцов и ответных реакций самок двупятнистого сверчка Gryllus bimaculatus позволило прояснить, каким образом в природе самки находят по звуку самцов именно своего вида. Удалось также выявить, как формируется в течение жизни эта избирательность у самок, а также исследовать различия физических параметров песен самцов одного вида, живущих в разных точках его ареала (совместно с сотрудниками РГПУ им. А.И. Герцена). Подробно исследована динамика индивидуальных параметров пения самцов в ходе имагинального онтогенеза, а также степень привлекательности для самок пения самцов разных возрастных групп.

#Крым Князев Шувалов #Миша+школьники #Луничкин

Запись акустических сигналов сверчков. Крым, горный массив Кара-Даг, 1973 г. В.Ф. Шувалов (слева) и А.Н. Князев.

Измерение параметров акустичеких сигналов двупятнистого сверчка. М.К. Жемчужников и школьники Лицея ФТШ Академического университета. Подготовка к защите курсовой работы. Обработка и анализ результатов этологического эксперимента по исследованию фонотаксиса пещерного сверчка. А.М. Луничкин.

 

Жизненные циклы сверчков. Впервые удалось подробно в сравнительном аспекте исследовать биологические и этологические параметры жизненных циклов (онтогенеза) пяти видов насекомых (сверчков) в стабилизированных лабораторных условиях — Gryllus bimaculatus, Gryllus locorojo (n. sp.), Gryllodes supplicans, Phaeophilacris bredoides и Achaeta domestica. Особое внимание было уделено детальному исследованию параметров имагинального онтогенеза указанных видов животных и разработана его этологическая периодизация. Это позволило создать базу для сравнительных исследований нейроэндокринных механизмов регуляции функционирования комплекса дистантных механорецепторных систем при обеспечении адекватного поведения в онтогенезе самцов и самок. Были выявлены те формы поведения, которые по сравнению с полевыми исследованиями без искажений в полном объеме реализуются в лабораторных условиях и пригодны для тщательного и разностороннего анализа. На указанных модельных объектах в онтогенетических исследованиях определены основные формы нервных и эндокринных механизмов взаимодействия дистантных механорецепторных систем у животных разного пола при репродуктивном и оборонительном акустическом поведении. Впервые на одних и тех же объектах комплексно использованы классические и новейшие оригинальные приемы изучения биологии животных, их онтогенетического развития, анатомические, физиологические, поведенческие (этологические, интегративные), а также математические и акустические методы.

Гипотеза «динамической нейро–эндокринной интеграции деятельности сенсорных систем насекомых». Психонейроэндокринология беспозвоночных. Мультидисциплинарный подход к исследованиям акустической коммуникации в пределах определенных форм поведения привел к выводу о том, что исторический возраст каждой сенсорной системы связан со степенью зависимости ее функционирования от гормональной системы при реализации адаптивного поведения и к формулированию гипотезы «динамической нейро–эндокринной интеграции деятельности сенсорных систем насекомых». Она описывает вероятные механизмы функционирования комплекса дистантных механорецепторных систем; устанавливает характер и изменение взаимоотношений эволюционно «молодых» и «старых» дистантных механорецепторных систем с интегративными системами, динамику регуляции этих взаимоотношений при акустической коммуникации в разные периоды онтогенеза самцов и самок. Гипотеза определяет роль нервной и эндокринной систем в процессах регуляции работы моно- и, предположительно, мультимодальных сенсорных комплексов. Анализ собственных и литературных данных дает основания предполагать, что представленная гипотеза верна и в отношении хордовых, в том числе позвоночных животных и человека. 

# Схема сверчка #Схема гипотезы
Комплекс сенсорных органов и ЦНС самки сверчка. Нервный и эндокринный контроль взаимодействия сенсорных систем и акустического поведения сверчков. Слева схема «источника» сигнала (поющий самец), справа – «приёмника» (самка).

 

Анализ результатов проведенных исследований показал, что беспозвоночные животные (насекомые) являются удобными объектами и для изучения эволюционных основ морфофункциональной асимметрии мозга, субсенсорного восприятия, а также базовых механизмов стресса у животных разного филетического уровня. Обобщение многолетнего экспериментального материала, а также сравнительный анализ литературных источников позволили сформулировать новое направление исследований механизмов поведения животных, названное психонейроэндокринологией беспозвоночных и являющееся составной частью современной эволюционной физиологии.

Роль центральных отделов мозга в организации акустического поведения животных. Модель – поведение ухаживания и звукоизлучения у плодовых мух Drosophila melanogaster. Использовались методы генетической хирургии (работа на мутантах с избирательным поражением определенных отделов мозга) и биоакустики. Была создана оригинальная методика объективной регистрации характеристик поведения и параметров звуковых коммуникационных сигналов, которая позволяет оценивать мотивационный статус животного, состояние нейро–моторной координации и интегративных функций мозга. Эта методика успешно применялась и для исследования процессов старения организма, тестирования биологически активных веществ и новых фармакологических препаратов. Это направление было сформировано под руководством А.В. Попова на базе двух лабораторий – лаборатории нейрогенетики (ИФ РАН) и лаборатории нейроэтологии (ИЭФБ РАН). В настоящее время эти работы успешно продолжаются в ряде лабораторий ИФ РАН.

Изучение морфофункциональной организации нервно-мышечного аппарата, эволюции центральных и периферических механизмов обеспечения двигательного поведения насекомых. В разное время объектами сравнительных исследований локомоции были кольчатые черви и членистоногие (насекомые) – Hirudo medicinalis и Lumbricus terrestris (Annelida), Locusta migratoria и Eurygaster integriceps (Arthropoda, Insecta). В настоящее время в качестве основных объектов исследования используются насекомые разного уровня эволюционного развития и разных локомоторных возможностей. Это крылатые насекомые (Pterygota) – представители инфраклассов Древнекрылые (Palaeoptera; Odonata, Aeschna grandis, стрекоза – изучаются механизмы, контролирующие работу летательного аппарата и аппарата ходных ног) и Новокрылые (Neoptera; Blattoptera, Periplaneta americana; таракан – исследуются механизмы, контролирующие работу аппарата ходных ног; Orthoptera, Gryllus bimaculatus; сверчок – механизмы полета и генерации звука – пения). Особое внимание уделяется изучению эволюционной базы, на которой сформировалась система акустической коммуникации у Длинноусых прямокрылых (сверчков, кузнечиков) – возможных функциональных преадаптаций, связанных с использованием движений крыльев не только для полета, но и для генерации звука (совместно с сотрудниками РГПУ им. А.И. Герцена). Исследования проводятся комплексно с применением электрофизиологических и морфологических методик, а также методики лазерной регистрации движения крыльев в полете и во время пения.

#Схема организации управления #Ира и Инга #Ивлев

Схема организации системы управления локомоцией насекомого. Свидерский, 1988.

 

Исследование распределения клеточных тел нисходящих нейронов и их отростков в различных отделах головного мозга Aeschna grandis и Periplaneta americana. И.Ю. Северина (слева), И.Л. Исавнина.

Электрофизиологическое исследование импульсной активности нисходящих интернейронов Aeschna grandis. С.В. Ивлев.

Исследован вопрос о соответствии ритмов полета и стрекотания у ряда видов Ensifera (Длинноусых прямокрылых, Orthoptera). Эти ритмы исследовали у сверчковых (Grylloidea): Acheta domestica; Gryllus bimaculatus (оба вида из лабораторной культуры ИЭФБ РАН); и у кузнечиковых (Tettigonioidea): Decticus verrucivorus; Platycleis grisea (первый вид из окрестностей Санкт-Петербурга, второй собран в окрестностях Астрахани). Результаты позволяют сделать вывод о существовании у современных длинноусых прямокрылых либо двух независимых пейсмекеров, либо, двух режимов работы центрального генератора ритмов при стрекотании и полете. В последнем случае, разные режимы функционирования одного и того же пейсмекера могли управляться сигналами ветрочувствительных рецепторов, по-разному работающих на земле и в воздухе. Вероятность существования отдельных центральных генераторов ритма для движения крыльев в полете и для стрекотания не исключает возможности их филогенетической взаимосвязи.

Изучена топографическая анатомия восходящих и нисходящих нейронов надглоточного и торакальных ганглиев нервной системы таракана и стрекозы. Полученные данные показывают существенные различия в распределении нисходящих и восходящих нейронов у этих насекомых, отличающихся характером локомоции, что, по-видимому, отражает различную степень контроля надглоточного ганглия за работой сегментарных центров. По-видимому, это не связано ни с эволюционным возрастом насекомых, ни с древностью происхождения, ни с систематическим положением. Вероятно, разная степень контроля локомоции зависит от способа добывания пищи при ловле добычи в воздухе у «древнекрылых» стрекоз, в отличие от «просто» маневренной ходьбы или бега по твердому субстрату у «новокрылых» тараканов.

Электрофизиологически исследованы особенности механизмов управления работой мышц ходных ног таракана в «норме» («спокойное» прямолинейное движение) и на фоне предъявления ряда функциональных задач, усложняющих его движение. При прямолинейной беспрепятственной ходьбе управление движениями ног насекомого осуществляется «полуавтоматически» за счет работы генераторов ритма шагательных движений, прямых и периферических обратных связей. При поворотах, ходьбе по наклонной плоскости, движению с нагрузкой и т.п. взаимодействие центра и периферии при формировании моторных команд существенно меняется. Возрастает роль периферических обратных связей с рецепторов ног, а экспериментальное нарушение работы этих рецепторов вызывает серьезные изменения двигательного поведения.

С.И. Плотникова

Академик В.Л.Свидерский

Анализ результатов многолетних исследований позволил прийти к важному эволюционному заключению о том, что основные принципы структурно-функциональной организации локомоторных центров туловищного мозга, контролирующих ритмически протекающие двигательные процессы (полет, ходьба), у высших представителей беспозвоночных – насекомых и высших представителей позвоночных – млекопитающих едины. Следует особо отметить, что неоценимый вклад в исследования механизмов локомоции, в понимание их становления и эволюции внесли В.Л. Свидерский (1988) и С.И. Плотникова (1979). Работы по изучению функциональной роли генераторов ритма, прямых и обратных связей в контроле двигательного поведения беспозвоночных (ходьба, полет, звукоизлучение у поющих насекомых) в настоящее время продолжаются.

Иммунобиологические механизмы взаимодействия паразита и хозяина (модель – система «трематоды–моллюски») [5].

В рамках этого направления исследуется эволюция рецепторных систем, задействованных в иммунных реакциях беспозвоночных животных. Осуществляется поиск и детальный анализ поливариантных рецепторных белков иммунных систем представителей двух классов моллюсков – брюхоногих и двустворчатых. Долгосрочной целью исследования является расширение представлений об эволюции рецепторного звена иммунных систем беспозвоночных животных и о молекулярных механизмах, обеспечивающих разнообразие распознающих молекул в «простых» иммунных системах Protostomia. Проводится скрининг механизмов диверсификации иммунных рецепторов, реализуемых в пределах типа Mollusca. Исследуются представители филогенетически удаленных семейств при помощи самых современных методик клеточной и молекулярной биологии. Такой подход позволяет не только получить уникальные данные о механизмах дискриминации «свой–чужой» в «простых» иммунных системах, но и углубить современные представления об эволюционном становлении систем врожденного и адаптивного иммунитета у животных. Получены новые данные о молекулярной структуре, механизмах диверсификации, функциональной активности рецепторов, вовлеченных в процессы распознавания «свой–чужой», а также о модуляции экспрессии различных форм этих молекул в ответ на контакт с основными группами потенциально патогенных организмов.

Распределение генов Литораль 2012 Борисова
Распределение гомологов базовых генов комплемента (С3, MASP, C2/Bf и C1q) в различных филогенетических группах многоклеточных животных.

Сбор материала на литорали Белого моря 2012 г.

Подготовка ПЦР-реакции для анализа транскрипции генов моллюска. Е.А. Борисова

 

C помощью биоинформационных методов проанализированы этапы молекулярной эволюции одной из важнейших систем иммунитета – генов, кодирующих белки активации системы комплемента. На обширном материале геномных и транскриптомных данных подтверждено, что базовый набор молекул, участвующих в активации системы возник у последнего общего предка Radiata и Bilateria. Однако дальнейшая эволюционная история этого набора у билатеральных животных, Deuterostomia и Protostomia, оказалась радикально различной. У вторичноротых система активации комплемента многократно усложнилась и специализировалась в современный комплемент млекопитающих животных. Напротив, первичноротые (это показано впервые) постепенно «отказались» от исходного набора генов комплемента и развили другие, но функционально аналогичные молекулярные механизмы. Деградация архаичного набора генов комплемента у Protostomata прослеживается в группах Ecdysozoa и Spiralia. Внутри этих групп, представители примитивных, рано отделившихся таксонов, несут архаичные гены, а более продвинутые и специализированные их не имеют.

В дальнейшем планируется не только получение новых данных об эволюционном становлении и диверсификации систем врожденного и адаптивного иммунитета у животных, но и предложение новых подходов к разработке инновационных способов борьбы с паразитозами человека и животных. С этой целью проводятся экспериментальные исследования, биоинформационый анализ транскриптомов и поиск иммуно-ассоциированных молекулярных мишеней, пригодных для генетической коррекции отдельных видов беспозвоночных – переносчиков опасных заболеваний, с целью прерывания цикла развития опасных паразитов.

Работа проводится как в лабораторных, так и в экспедиционных условиях на Белом море.

Горбушин

А.М. Горбушин

 

В 2005 году исследования А.М. Горбушина были отмечены Премией Мемориального фонда Бориса Купермана (Американское паразитологическое общество), а в 2006 г. за работу «Иммунный конфликт в системе моллюск-трематода: тактика паразита и хозяина» сотруднице лаборатории Н.В. Яковлевой присуждены золотая медаль и премия РАН для молодых ученых.

В настоящее время все описанные выше научные направления успешно развиваются. Результаты исследований сотрудников лаборатории публикуются в многочисленных иностранных и российских периодических научных изданиях, а также докладываются на отечественных и зарубежных конгрессах, съездах, конференциях и симпозиумах. В работе лаборатории постоянно участвуют школьники, студенты и аспиранты, выполняя исследовательские, курсовые и дипломные проекты, а также готовя бакалаврские, магистерские, кандидатские диссертации. Ведущие сотрудники лаборатории читают курсы лекций и ведут практические занятия в вузах Санкт-Петербурга. Научная деятельность коллектива лаборатории, в том числе и участие в научных экспедициях, постоянно поддерживается российскими и зарубежными грантами, федеральными и академическими целевыми программами.

Лаборатория постоянно сотрудничает с рядом научных и учебных учреждений России. Среди них: Военно-медицинская академия; Государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова; Зоологический институт РАН; Институт биологии и психологии; Институт медицинской реабилитации; Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН; Институт цитологии РАН; Международный университет семьи и ребенка им. Р.Валленберга; Московский государственный университет; Мурманский морской биологический институт РАН; НИИ уха, горла, носа и речи МЗ России; Институт проблем передачи информации РАН; Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена; Санкт-Петербургский государственный университет; Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, Детский городской сурдологический центр, Университет г. Ульм, (Германия), Норвежский институт естественных и технических наук (NTNU, Трондхейм, Норвегия) и др. Сотрудники лаборатории активно участвуют в международных мероприятиях и поддерживают научные контакты с зарубежными коллегами и научными коллективами.

Сотрудники лаборатории:

Князев Александр Николаевич, зав. лаб.,  канд.биол.наук
Вартанян Инна Арамаисовна, гл. науч. сотр., д-р. биол. наук
Андреева Ирина Германовна, вед. науч. сотр, д-р. биол. наук
Егорова Марина Александровна, вед. науч. сотр, канд.биол.наук
Горбушин Александр Михайлович, вед. науч. сотр, канд.биол.наук  (Личные странички 1, 2)
Малинина Евгения Сергеевна, вед. науч. сотр, д-р. биол. наук
Горелкин Валерий Семенович, вед. науч. сотр, канд.биол.наук
Шестакова Наталия Николаевна, ст. науч. сотр., канд.биол.наук
Акимов Александр Григорьевич, науч. сотр., канд.биол.наук
Ивлев Сергей Вадимович, вед. инж., канд.биол.наук
Жемчужников Михаил Константинович, науч. сотр., канд.биол.наук
Белинская Дарья Александровна, науч. сотр., канд.биол.наук
Исавнина Инга Львовна, мл. науч. сотр.
Северина Ирина Юрьевна, ст. науч. сотр.
Хорунжий Глеб Дмитриевич, науч. сотр, канд.биол.наук
Луничкин Александр Михайлович, мл. науч. сотр.
Гвоздева Алиса Петровна, науч. сотр, канд.биол.наук
Хесин Андрей Михайлович, вед. инж.-электрик
Баулин Юрий Алексеевич, вед. инж.
Бочина Юлия Михайловна, вед. инж.-электрик
Бахтина Анна Вадимовна, ст. лаборант с высшим образованием

Монографии:

  1. Вартанян И.А. Гаврилов Л.Р., Гершуни Г.В., Розенблюм А.С., Цирульников Е.М. Сенсорное восприятие. Опыт исследования с помощью фокусированного ультразвука. Л. Наука. 1985. 188 с.
  2. Вартанян И.А. Звук–слух–мозг. Л., Наука. 1981. 174 с.
  3. Вартанян И.А. Слух, речь, музыка в восприятии и творчестве. СПб. Росток. 2010. 261 с.
  4. Вартанян И.А. Слуховой анализ сложных звуков. Л., Наука. 1978. 203 с.
  5. Вартанян И.А. Физиология сенсорных систем. СПб., Лань. 1999. 256 с.
  6. Вартанян И.А., Цирульников Е.М. Коснуться невидимого, услышать неслышимое. Действие фокусированного ультразвука на органы чувств и мозг. Л., Наука. 1986. 159 с.
  7. Воскресенская А.К. Функциональные свойства нервно-мышечного прибора насекомых. М., Изд-во АН СССР. 1959. 289 с.
  8. Гаврилов Л.Р., Цирульников Е.М. Фокусированный ультразвук в физиологии и медицине. Л., Наука. 1980. 192 с.
  9. Давид О.Ф. Морфофизиологические основы локомоции аннелид. Л., Наука. 1990, 167 с.
  10. Жуков Е.К., И.А. Итина И.А., Магазанник Л.Г., Мандельштам Ю.Е., Наследов Г.А., Свидерский В.Л., Скорабовичук Н.Ф., Ушаков В.Б. Развитие сократительной функции мышц двигательного аппарата. Л. Наука. 1974. 339 с.
  11. Мандельштам Ю.Е. Нейрон и мышца насекомого (структурная и функциональная организация нейромоторных систем насекомых). Л. Наука. 1983. 168 с
  12. Плотникова С.И. Структурная организация центральной нервной системы насекомых. Л., Наука. 1979. 120 с.
  13. Попов А.В. Акустическое поведение и слух насекомых. Л., Наука. 1985. 256 с.
  14. Свидерский В.Л. Локомоция насекомых. Нейрофизиологические аспекты. Л., Наука. 1988. 259 с.
  15. Свидерский В.Л. Нейрофизиология полета насекомых. Л., Наука. 1973. 216 с.
  16. Свидерский В.Л. Основы нейрофизиологии насекомых. Л., Наука. 1980. 280 с.
  17. Свидерский В.Л. Полёт насекомого.  М., Наука. 1980.  136 с.

Учебники

  1. Альтман Я.А., Вартанян И.А., Горлинский И.А. и др. Физиология сенсорных cистем и высшей нервной деятельности. Том 1. Физиология сенсорных систем. Учебник для студ. высших учебных заведений М. Изд. центр «Академия». 2009. 288 с. ISBN978-5-7695-3100-2
  2. Андреева Н.Г., Вартанян И.А., Куликов Г.А., Самойлов В.О. Физиология сенсорных систем и высшей нервной деятельности. Том 2. Физиология высшей нервной деятельности. 2010. М. Изд.центр «Академия». 2010. 224 с. ISBN 978-5-7695-4950-2.
  3. Вартанян И.А. Высшая нервная деятельность и функции сенсорных систем. Учебное пособие для студентов вузов. СПб. 2013. 107 с. ISBN 978-5-8179-0161-0.
  4. Вартанян И.А. и др. Остеопатия. Учебник для медицинских вузов. Т.1. Отв. редактор тома И.А. Вартанян. Санкт-Петербург. Изд. «СпецЛит». 2014. 335 с. ISBN 978-5-299-00603-2
  5. Вартанян И.А. Методические рекомендации для самостоятельной работы студентов по нейрофизиологии, физиологии высшей нервной деятельности и сенсорных систем. СПб. Пособие для студентов. 2009. 61 с.
  6. Вартанян И.А. Основы нейрофизиологии и высшей нервной деятельности. Конспект лекций. СПб. 2008. 78 с.
  7. Вартанян И.А. Психофизиология и высшая нервная деятельность. Словарь-справочник. СПБ. Пособие для студентов. 2008. 59 с.
  8. Стефанов В.Е., Рогачева О.Н., Щеголев Б.Ф. Исследование структуры и свойств биологических молекул методами вычислительной химии. СПб, Изд. «Золотое сечение». 2008. 62 с.
  9. Шипицина Л.М., Вартанян И.А. Анатомия, физиология и патология органов слуха, речи и зрения. Учебник. Педагогические специальности. ISBN 978-5-7695-4441-5. Москва. Изд. центр «Академия», 2008. 432 с. (рекомендовано Учебно-методическим объединением в качестве учебника для высших учебных заведений).
  10. Шипицина Л.М., Вартанян И.А. Анатомия, физиология и патология органов слуха, речи и зрения. Высшее профессиональное образование. Бакалавриат. Москва, Изд. центр «Академия». 2012. 429 с. ISBN 978-5-7605-8770-2.

Главы, обзоры:

  1. Elsner N., Popov A.V. Neuroethology of acoustic communication // Adv. Insect. Physiol. 1978. V. 13. P. 229–355.
  2. Вартанян И.А. Биоакустика (сравнительно-физиологический аспект) / В кн.: Слуховая система. Л., Наука. 1990. С. 575–600.
  3. Вартанян И.А. Возрастные особенности слуха / В кн.: Слуховая система. Л., Наука. 1990. С. 502–504.
  4. Вартанян И.А. Регуляция функций слуховой системы / В кн.: Слуховая система. Л., Наука. 1990. С. 211–222.
  5. Вартанян И.А. Сравнительная физиологии слуховой системы. От сравнительной физиологии слуха к проблеме структурно-функциональной эволюции слуховой системы // В кн.: Слуховая система. Наука. 1990. С. 513–559.
  6. Вартанян И.А. Физиология нервных путей и центров слуховой системы / В кн.: Слуховая система. Л., Наука. 1990. C. 243–264, 299–304.
  7. Вартанян И.А. Эволюция слуховой системы у позвоночных животных / В кн.: Эволюционная физиология. Ч. 1. Л., Наука. 1979. C. 426–472.
  8. Гершуни Г.В. Общая характеристика слуха у позвоночных животных. Слуховое восприятие у человека в условиях электрического раздражения разных отделов слуховой системы. Об организации слуховой системы / Руководство по физиологии: Физиология сенсорных систем. Л., Наука. 1972. С. 280—286.
  9. Попов А.В. Акустическая коммуникация и слух насекомых / В сб. Сенсорные системы. Слух. Л., Наука. 1982. С. 133–159.
  10. Попов А.В. Дистантная тактильная рецепция и слух у беспозвоночных животных / Руководство по физиологии: Эволюционная физиология. Л., Наука. 1983. Ч. 2. С. 161–210.
  11. Свидерский В.Л. Эволюция нервной системы и некоторые проблемы управления локомоцией у беспозвоночных // Эволюционная физиология / Руководство по физиологии. Л. 1979. Т.1. С. 24-80.

Избранные статьи сотрудников лаборатории сравнительной физиологии сенсорных систем №13 в 2011–2016 гг.

  1. AkimovG., Egorova M.A. Combination-sensitive neurons in the central nucleus of inferior colliculus of the house mouse Mus musculus // J. Evol. Biochem. Physiol. 2011. V. 47. No 3. P. 302–307.
  2. AndreevaG. The motion aftereffect as a universal phenomenon for sensory systems involved in spatial orientation: I. Visual aftereffects // J. Evol. Biochem. Physiol. 2014. V. 50. No 6. P. 475-482.
  3. Andreeva I.G. The motion aftereffect as a universal phenomenon in sensory systems involved in space orientation: II. Auditory motion aftereffect // J. Evol. Biochem. Physiol. 2015. V. 51. No 3. Р. 169-178
  4. AndreevaG., Gvozdeva A.P. Perception thresholds of continuously approaching sound sources with rhythmic structures specific to biologically significant signals // J. Evol. Biochem. Physiol. 2015. V. 51. No 1. P. 32-40.
  5. AndreevaG., Vartanyan I.A. Perception by teenagers and adults of the changed by amplitude sound sequences used in models of movement of the sound source // J. Evol. Biochem. Physiol. 2013. V. 49. No 1. P. 91-96.
  6. Egorova M.A., Akimov A.G. Spectral coding in auditory midbrain neurons // J. Integr. Neurosci. 2013. V. 12. N. 1. P. 1–15.
  7. Gorbushin A.M., Borisova E.A. Lectin-like molecules in transcriptome of Littorina littorea hemocytes // Developmental & Comparative Immunology. 2015. V. 48. P. 210-220.
  8. Gorbushin A.M., Iakovleva N.V. A new gene family of single fibrinogen domain lectins in Mytilus // Fish Shellfish Immunol. 2011. V. 30. 434–438.
  9. GorelkinS., SeverinaI.Yu., Isavnina I.L. Functional role of leg receptors of the cockroach Periplaneta americana in the system of walking control // J. Evol. Biochem. Physiol. 2013. V. 49. No 3. P. 348-352.
  10. KhorunzhiiD., Egorova M.A. Multipeaked neurons in primary fields of the house mouse (Mus musculus) auditory cortex // J. Evol. Biochem. Physiol. 2015. V. 51. No 2. P. 163-167.
  11. Lunichkin A.M., Zhemchuzhnikov M.K., Knyazev A.N. Ontogeny of the cricket Phaeophilacris bredoides Kaltenbach (Orthoptera, Gryllidae) // Entomol. Rev. 2013. Vol. 93. Is.1. P. 19–29.
  12. LupanovaS., Egorova M.A. Vocalization of sex partners in the house mouse (Mus Musculus) // J. Evol. Biochem. Physiol. 2015. V. 51. No 4. P. 324-331.
  13. MalininaS. Asymmetry and spatial specificity of auditory aftereffects following adaptation to signals simulating approach and withdrawal of sound sources // J. Evol. Biochem. Physiol. 2014. V. 50. No 5. P. 421-434.
  14. MalininaS. Perception of approaching and withdrawing sound sources after exposure to broadband noise: The importance of spatial domain // J. Evol. Biochem. Physiol. 2014. V. 50. No 1. P. 66-76.
  15. MalininaS., Andreeva I.G. Auditory aftereffects of approaching and withdrawing sound sources: Dependence on the trajectory and location of adapting stimuli // J. Evol. Biochem. Physiol. 2013. V. 49. No 3. P. 316-329.
  16. MalininaS., Egorova M.A., Akimov A.G. Neurophysiological approaches to studying the functional role of auditory critical bands // J. Evol. Biochem. Physiol. 2015. V. 51. No 5. P. 401-411.
  17. NikitinaA., Kaminskaya A.N., Molotkova D.A., Popov A.V., Savvateeva-Popova E.V. Effect of heat shock on courtship behavior, sound production, and learning in comparison with the brain content of LIMK1 in Drosophila melanogaster males with altered structure of the limk1 gene // J. Evol. Biochem. Physiol. 2014. V. 50. No 2. P. 154-166.
  18. OzerskiiV., Shchekanov E.E. On generators of wing beating rate during flight and sound production in some insect species // J. Evol. Biochem. Physiol. 2011. V. 47. No 3. P. 299–301.
  19. PlotnikovaI., Isavnina I.L. Olfaction in dragonfly Aeschna grandis // J. Evol. Biochem. Physiol. 2013. V. 49. No 2. P. 259-261.
  20. Plotnikova S.I., Svidersky V.L., Gorelkin V.S. Peculiarities of structural-functional organization of the motor neuropil in the dragonfly thoracic ganglia // J. Evol. Biochem. Physiol. 2012. V. 48. No 5-6. P. 568-573.
  21. Severina I.Yu., Isavnina I.L., KnyazevN. Topographic anatomy of ascending and descending neurons of supraesophageal, meso- and metathoracic ganglia in paleo- and neopterous insects // J. Evol. Biochem. Physiol. 2016. V. 52. No 5. P. 362-370.
  22. ShchekanovE. Effect of cockroach pheromone on characteristics of calling sound emission in the cricket, Gryllus bimaculatus // J. Evol. Biochem. Physiol. 2015. V. 51. No 6. P. 520-522.
  23. ShchekanovE. On inheritance of calling song characteristics in the cricket Gryllus bimaculatus // J. Evol. Biochem. Physiol. 2014. V. 50. No 6. P. 549-551.
  24. Shestakova N., Vanchakova N., Belinskaya D., Tikhonov D., Barygin O. The management of neuropathic pain and itch syndromes in patients with insulin-dependent diabetes on the basis of structural analysis of antidepressant and anticonvulsant molecules // In: 4th International Congress on Neuropathic Pain (May 23-26, 2013, Toronto, Canada). P. 69–73.
  25. Sviderskii V.L., Plotnikova S.I., Gorelkin V.S., Severina I.Yu., Isavnina I.L. Functional Role of Dragonfly Legs before and after Wing Formation: Rearrangement of Coordinatory Relationships // Neuroscience and Behavioral Physiology. 2014. Vol. 44. No. 7. P. 804–809.
  26. Vartanian I.A. Psychophysiological reactivity during intense mental load // Human Physiology. 2012. Vol. 37. P. 679–683.
  27. Zhemchuzhnikov M.K., Knyazev A.N. Change in the character of directional motor reactions of female crickets Gryllus argetinus to intraspecies signals under conditions of sensory pathology at different stages of imaginal ontogenesis // Journal of Evolutionary Biochemistry and Physiology. 2012. Vol. 47. P. 571–577.
  28. Zhemchuzhnikov M.K., Knyazev A.N. Changes in the calling song parameters of the cricket Gryllus bimaculatus during ontogenesis // Journal of Evolutionary Biochemistry and Physiology. 2015. Vol. 51. P. 352–355.
  29. Zhemchuzhnikov M.K., Knyazev A.N. Development of sexual and protective behavior of female crickets Gryllus argentinus at the prereproductive and reproductive periods of imaginal ontogenesis // Journal of Evolutionary Biochemistry and Physiology. 2012. Vol. 47. 565-570.
  30. Zhemchuzhnikov M.K., Knyazev A.N. Ontogenesis of the cricket Gryllus argentinus (Orthoptera, Gryllidae) // Entomol. Rev. 2012. Vol. 92. P. 146–153.
  31. Zhemchuzhnikov M.K., Pfuhl G., Berg B.G. Tracing and 3-dimensional representation of the primary afferents from the moth ear // Arthropod structure & development. 2014. Vol. 43. P. 231–241.
  32. Андреева И.Г., Бахтина А.В., Гвоздева А.П. Разрешающая способность слуха человека по расстоянию при приближении и удалении источников звука разного спектрального состава // Сенсорные системы. 2014. Т. 28. № 4. С. 3–12.
  33. Белинская Д.А., Шмурак В.И., Прокофьева Д.С., Гончаров Н.В. Исследование связывания зомана с альбумином методами молекулярного моделирования. // Токсикологический вестник. 2012. № 6. С. 13–19.
  34. Ванчакова Н.П., Вацкель Е.А., Красильникова Н.В., Шестакова Н.Н., Смирнов А.В., Цирульников Е.М. Тактильная чувствительность, постстимульная пороговая боль и динамика хронической боли, зуда, тревоги и депрессии под влиянием аудиотерапии у больных хроническим заболеванием почек и лечебным гемодиализом // Вестн. СПбГУ. 2015. Сер. 11. Медицина. Вып. 2. С. 19–27.
  35. Гвоздева А.П., Андреева И.Г. Разрешающая способность слуха человека по расстоянию при локализации приближающихся и удаляющихся непрерывных и прерывистых звуковых образов // Сенсорные системы. 2016. Т. 30. № 2. С. 144–153.
  36. Князев А.Н. Роль физиологии беспозвоночных в решении фундаментальных проблем общей физиологии и медицины // В сб.: Материалы совещания Объединенного научного совета СПбНЦ РАН «Биология и фундаментальная медицина в Санкт-Петербурге». Санкт-Петербург, 14–15 апреля 2016 г. С. 155–158.
  37. Князев А.Н., Лучинин В.В. Cоздание сверхминиатюрных дистанционно управляемых гибридных биороботов на основе интеграции моторики насекомых и искусственных сенсорно-информационных микросистем // Бионические системы и оценка возможности их использования в интересах обороноспособности и безопасности государства. Москва: ООО «Б–Принт». C. 24-36.
  38. Цирульников Е.М., Титков Е.С., Шестакова Н.Н., Белинская Д.А., Смирнова А.И., Оганесян Г.А., Ванчакова Н.П., Вацкель Е.А. Электрические ответы мозга и глазных яблок на стимулы фокусированного ультразвука, вызывающего тактильные ощущения, кожную и суставную боль в норме и при лечении гемодиализом // Сенсорные системы. 2015. Т.29. №3. С. 265-270.

заведующий лабораторией

главный научный сотрудник

ведущий научный сотрудник

ведущий научный сотрудник

ведущий научный сотрудник

ведущий научный сотрудник

ведущий научный сотрудник

старший научный сотрудник

научный сотрудник

ведущий инженер

научный сотрудник

научный сотрудник

младший научный сотрудник

старший научный сотрудник

научный сотрудник

младший научный сотрудник

научный сотрудник

ведущий инженер-электрик

ведущий инженер

ведущий инженер-электрик

старший лаборант с высшим образованием